Максим Мамин: В первой смене я пропустил гол

Лучший новичок последнего сезона КХЛ о дебюте, планах и молодежном чемпионате мира, где он не заметил Валерия Брагина, гулявшего по борту.

– Что подарили на награждении во время церемонии закрытия сезона?
– Красивый памятный приз. Насколько я помню, там вообще ценных подарков не было. Но я совершенно не расстроен – сам титул приятен. Роману Любимову вручили миллион рублей, которые он обязан направить на благотворительность. Он просто назвал организацию, куда нужно перечислить средства.

– В вашей номинации конкуренция сильная была?
– Приличная. Насколько я знаю, на награду претендовал Владислав Каменев из Магнитогорска, Владимир Брюквин из московского «Динамо» и другие ребята. Тем ценнее приз.

– Расскажите о дебюте в КХЛ.
– Я вернулся из молодежной сборной, а на следующий день «Красная Армия» улетала в Минск на матчи регулярного чемпионата. Мне сказали, что я тоже лечу, я уже приготовился, но утром в день отъезда позвонили из клуба и говорят: остаешься и готовишься с первой командой. Ей через пять дней предстоял матч с «Динамо» (Москва). Обрадовался, конечно, хотя и понимал, что вряд ли выйду на лед.

– Не вышли?
– Сидел тринадцатым нападающим. Весь матч провел на скамейке. Следующая встреча с «Югрой», я снова тринадцатый и снова сижу. Но после второго периода Игорь Волков получил травму, и тренеры сказали: «Готовься». Вот тут меня по-настоящему затрясло.

– Правда, что ли?
– Ну, а как иначе? Играл в молодежной команде – и тут сразу КХЛ. Я в первой смене сразу гол пропустил.

– Вот как!
– Представляете, я даже не помню, с кем вышел на лед, но через десять секунд вернулся, так как мы пропустили.

– Из-за вас?
– Не думаю, что из-за меня, но от тренеров мне досталось. Куда, говорят, поехал-то, почему не на тот край? Но я виноват, что тут поделать. Может быть, забили и не прямо из-за меня, но вина была. Такой дебют.

– А каково это – сидеть тринадцатым нападающим?
– Тяжело. Надо быть всегда готовым выйти на лед, а ты сидишь, мерзнешь. Ну, встанешь, поприседаешь, чтобы кровь разогнать, в начале перерыва чуть покатаешься по льду. Но ощущения не самые лучшие.

– Обычные слова типа «готовься», а чаще всего не выпускают?
– В Хельсинки выпустили. Два периода сидел, а в третьем говорят – на лед. Я вышел. И сразу пропустил.

– Ох…
– И сразу сел обратно. Больше не выходил в тот день на площадку.

– К молодому особое отношение в команде?
– Редкая смена, после которой мне что-то не скажут. Нет, я не жалуюсь, наоборот, подсказки нужны. Просто объясняю, что тренеры всегда мне что-то скажут, отметят, где я ошибся. Это нормально.

– А хоть раз хвалили?
– Было дело. Мы играли с Минском, я набросил на ворота, забили гол, я заработал первое очко за результативность. Перед следующим матчем на собрании тренер и говорит: «Смотрите, мальчик 1995 года рождения, а знает, что надо делать». А впереди матч с «Атлантом». Ну, я в себя поверил, начал что-то придумывать на синей линии, потерял шайбу, и нам едва не забили. Меня сразу посадили в запас, а потом сказали, что до конца сезона хвалить больше не будут.

– Роман Любимов рассказывал, что больше всех говорит Александр Радулов.
– И мне пару раз что-то говорил в своей привычной эмоциональной манере.

– Обиделись?
– Да что вы! Я – молодой хоккеист, мне все эти советы как раз на пользу идут.

– Одно время вы переодевались в раздевалке «Красной Армии» и после матча шли туда с вещами. Сейчас появилось свое место в главной раздевалке?
– Да, но меня ведь отправляли в молодежку по ходу это сезона, а затем опять вернули. Сначала я делил одно место с Никитой Квартальновым – это большая скамейка, вратарская, а сейчас я получил свое место.

– Вас уже все знают по имени в первой команде?
– Конечно. Раньше, может быть, и не знали, но сейчас никаких проблем нет. Мы нормально общаемся, с Радуловым как-то в футбол на приставке играли. Я проиграл, так как с ним нереально бороться.

– В этом году сезоне вы были на молодежном чемпионате мира. Что запомнилось?
– Всё. Это вообще самый яркий момент в моей биографии. Помню и ценю каждую секунду, от любого матча до тренировки. Да мы там всегда были под пристальным вниманием. Только вышел из гостиницы, так сразу народ подходит: фотографируют, автографы берут. Считаю, что серебро на том турнире очень почетно. Да, канадцам проиграли, хотя могли спасти игру. Но до этого прошли шведов, которые нам не проигрывали несколько лет.

– Валерий Брагин тренировал умение ходить по бортику?
– Удивительный момент: я вообще не помню, чтобы он ходил по бортику. Мне потом показали фото, а он прямо передо мной стоит. Но я ничего не помню.

– Вы в Америку собираетесь?
– Не думал об этом. Я не задрафтован и вообще считаю, что сначала надо о себе в России заявить, чтобы куда-то ехать, а работы у меня очень много.

– Вы – достаточно корректный хоккеист, штрафных минут у вас очень мало. А до конца матча вас удаляли один раз, несколько лет назад, когда вы играли в «Красной Армии». Скинули перчатки?
– Нет. Там вообще курьезный штраф был. Я еду, тут сзади ко мне подлетает соперник, ударяется головой в плечо, падает, и у него рассечение. Судья показывает – до конца игры за удар в голову. Я тогда десять минут со льда не уходил, спорил с ним, говорил, что вообще не трогал соперника. Ничего не помогло.

– Расскажите еще о ЦСКА. Что вас удивило на льду? Понятно, что скорости другие, исполнение.
– Меня больше всего поразили мозги. То есть у нас в МХЛ не редкость, когда втроем бегут за шайбой в угол, а в КХЛ это исключено. И ошибаться совсем нельзя. Мы играли с «Югрой», меня удалили, и соперник сразу забил.

– Постойте, это же ваш дебютный матч!
– Да-да, я же говорю, первая игра очень интересной выдалась.

ничего не найдено

ничего не найдено

ничего не найдено


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

*