Фаст: в 27 лет и не мечтал, что однажды буду играть в НХЛ и на чемпионате мира

Новичок московского ЦСКА шведский голкипер Виктор Фаст рассказал, как принимал решение о переходе в армейский клуб, объяснил, как ему удалось пробиться в Национальную хоккейную лигу на четвертом десятке лет, и поделился своим мнением о причинах затянувшегося кризиса клуба “Эдмонтон Ойлерз”.

– Виктор, поделитесь первыми впечатлениями от ЦСКА.

– Все здорово, мне очень нравится. Готовимся к сезону, нагрузки серьезные, и я впечатлен тем, как усердно трудится вся команда. Мы хорошо поработали в Финляндии, теперь отправляемся на второй сбор в Швейцарию. Потихоньку знакомлюсь с новыми одноклубниками. Рад, что в команде есть Симон Яльмарссон, мы не раз пересекались раньше – я близко дружу с его братом Густавом. Это важно, когда на новом месте у тебя есть знакомые люди, это очень помогает.

– Вы не сыграли ни в одном из двух матчей против “Сочи” в конце прошлой недели. Пока не готовы выйти на лед?

– Тренерский штаб решил, что первый матч в форме ЦСКА я проведу уже в Швейцарии.

– Расскажите, как принимали решение о переходе в ЦСКА. Предложений из клубов НХЛ не было?

– Варианты были, но не самые интересные. Я мог еще подождать, и, вполне вероятно, что-то бы появилось, но мне не нравится неопределенность, поэтому я с радостью принял предложение ЦСКА, клуба, о котором я слышал много хорошего. Уверен, что сделал правильный выбор, ЦСКА показал хороший результат в прошлом сезоне, хотя команда еще только строится. И в принципе это клуб с богатейшей историей, ты чувствуешь это сразу, когда попадаешь в ледовый дворец, когда видишь все эти стяги под сводами – трудно поверить, что столько великих игроков вышло из одного места.

– С каким игроком для вас прежде всего ассоциируется ЦСКА?

– Конечно, Владислав Третьяк, один из лучших вратарей в истории хоккея.

 

– Уже познакомились с его внуком Максимом?

– Да, в Финляндии. Хороший парень, у него приличные габариты, в деле я его пока толком не видел, но уверен, что у него большое будущее, если будет много работать.

“Надеюсь, в моей карьере больше не будет столь трудного сезона, как прошлый”

– Понятно, что “Эдмонтон” в очередной раз провалился (24 победы в 82 матчах и предпоследнее место на Западе), и тем не менее ваша статистика в прошлом сезоне совсем не впечатляет…

– Да, и для команды, и для меня лично прошлый сезон был очень сложный. Я не знаю даже, что сказать. Никому не пожелаю пройти через такое, надеюсь, в моей карьере больше не будет столь трудного сезона.

– “Эдмонтон”, четыре раза за последние шесть лет выбиравший первым на драфте, не играл в плей-офф с 2006 года, объясните, в чем проблема команды?

– Да, в команде много молодых, ярких, мастеровитых игроков, но что-то не складывается. На мой взгляд, история “Эдмонтона” показывает, насколько велика разница между молодежным и взрослым хоккеем. Впервые попадая в НХЛ, молодой игрок должен сделать очень большой шаг, гораздо больше, чем кажется со стороны. Это очень сложно, это лучшая лига в мире, и нужно много работать, чтобы чего-то добиться.

 

– Коннор Макдэвид спасет “Эдмонтон”?

– Он хорош, бесспорно, его статистика в молодежной лиге впечатляет. К тому же “Эдмонтон” поменял тренера, провел ряд обменов – на них интересно будет посмотреть.

“И вот в какой-то момент я поднимаю глаза…”

– Страница НХЛ в вашей истории, получается, закрыта? Летом 2017 года, когда закончится контракт с ЦСКА, вам будет 35 лет.

– (улыбается) Нет, я точку не ставлю, мне бы хотелось вернуться в НХЛ, но на ближайшие два года мой клуб – ЦСКА.

– И все же давайте подведем итоги этих трех лет, что вы отыграли в НХЛ. Какой был лучший момент?

– Лучше всего было в первом сезоне в “Анахайме”, я здорово его отыграл. Второй год я по большей части пропустил из-за травм, тогда я перенес операцию на пахе. Это было тяжелое время, но я рад, что сделал эту операцию, хоть и пропустил большую часть сезона – после нее мое тело прекрасно себя чувствует, я полностью здоров.

– Вы были расстроены, когда в марте прошлого года “Анахайм” поменял вас в “Эдмонтон”?

– В НХЛ ты всегда знаешь, что такое может произойти, но все равно у меня был шок, когда это случилось. Тем не менее я быстро пришел в себя и неплохо закончил тот сезон уже в “Ойлерз”. Да, в “Анахайме” все было великолепно, но и в Эдмонтоне мне и моей семье очень понравилось, организация делала для нас все, так что позитивных моментов тоже хватало.

– Пусть закончилось все не очень хорошо, но согласитесь, что это отличная история, ведь лет в 26-27 вы даже и не мечтали об НХЛ, или я ошибаюсь?

– (улыбается) Так и есть, не думал и не мечтал. Я дебютировал в НХЛ в тридцать – это же фантастика, такое случается не с каждым. И да, если бы в двадцать семь лет вы спросили меня, думаю ли я, что однажды буду играть в НХЛ, я бы посмеялся и подумал, что разговариваю с придурком. Но вот как все сложилось, и после двадцати восьми я сыграл на двух чемпионатах мира, отыграл три сезона в НХЛ.

– Почему вы так долго не могли пробиться? Первый матч в элитном дивизионе шведского чемпионата сыграли только в двадцать восемь лет.

– Не знаю, просто все развиваются с разной скоростью. Так получилось, что я начал работать с тренерами вратарей только в двадцать пять, когда перешел в “Векше”, команду второго шведского дивизиона. Это сейчас тренер вратарей в Швеции есть почти в каждом клубе, а десять лет назад картина была другой. Начав день за днем работать с тренером, я почувствовал, что прибавляю, расту. Так мы трудились, трудились, меняли какие-то вещи, стремясь сделать мою игру более эффективной, и вот в какой-то момент я поднимаю глаза и вижу переполненный 17-тысячник Honda Center (домашняя арена “Анахайма”). В тот момент я подумал: “Оно того стоило”.

– А теперь какая у вас цель?

– Помочь ЦСКА завоевать Кубок Гагарина. Не представляю, как были расстроены парни, когда в прошлом сезоне остановились в шаге от выхода в финал. Хочу отдать все силы, чтобы помочь команде, потому что знаю, что на меня очень рассчитывают в клубе.

– Следующий чемпионат мира пройдет в России…

– Конечно, это будет огромная честь, если меня вызовут на чемпионат мира. Игра за сборную своей страны – это самое важное, на мой взгляд, что ты можешь сделать как хоккеист. Но пока рано об этом, думаю только о ЦСКА.

ничего не найдено

ничего не найдено

ничего не найдено


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

*