«Мы его звали не Леней и не Леонидом, а Лешей…»

Слуцкий как тренер состоялся. Но каким он был игроком? О Слуцком – вратаре «Звезды» (Городище) рассказывает его партнер Андрей Соловьев.  

Источник: Советский спорт

– Вроде как команда не слишком известная – «Звезда» из какого-то Городище. Но на самом деле это была волгоградская команда, просто спонсором была птицефабрика из Городищи – городок в десяти километрах от Волгограда, ребята были все волгоградские, в том числе и Леонид Слуцкий. В 1989-м сборы были у нас были в Мукачево, сформировалась команда, заявили ее во вторую лигу – 9 зона, очень сильная: 22 команды – 9 азербайджанских, 6 грузинских, 7 российских. Основной вратарь был травмирован – Сиволобов Саня, мениск у него полетел, и Леня стал первым в обойме. Ему было восемнадцать. Он сыграл первые тринадцать матчей. Леня был в порядке. Вполне мог закрепиться в команде мастеров, если бы не эта нелепая травма.

– Громко он играл или стеснялся? Все-таки некоторые партнеры ему в отцы годились…

– На первых порах – не очень громко. Но на сборах обтесался, начался чемпионат и где-то со второго, третьего тура начал уверенно руководить обороной. Не скажу, что был Нойер, но на линии действовал нормально. На выходах – с переменным успехом. Но раньше не шибко вратари выбегали из штрафной. Неплох был в ближнем бою: выходы один на один или удары с близкого расстояния – с 7-12 метров. Хорошо играл ногами. Был подвижный, легкий. Это сейчас он немножко… пытается вес сбросить. Неукоснительно соблюдал режим: питания, сна. Никакого алкоголя или табака! А ведь раньше игроки много себе позволяли. Но он – никогда! Очень любил свою бабушку. Не скрывал своих чувств. Он ему пирожки пекла, он их приносил – в команде шли на ура, хотя «Звезда» была от птицефабрики – и куры были и прочее. Но бабушкины пирожки – это было вообще супер! Особенно мне нравились с картошкой.

– Бабочки пускал?

– Вспоминаю только одну. Играли в Черкесске, он выбежал из штрафной, надо было попроще сыграть – верхом, как говориться, на третий ярус, а он решил сыграть по- игроцки – сделал передачу, ее перехватили и забили нам.

– Не навешали ему ветераны?

– Потом тренер, конечно, сказал, что надо, но не было такого, как говорится, одно место в дверь и всей командой давить. Попеняли, так сказать.

– Должны были подкалывать его в команде – такого молодого, непьющего…

– Не скажу, что он был какой-то авторитет, но даже тогда к нему относились очень уважительно. Хотя в команде были мужики, кто поиграл на высоком уровне. Он тогда отличался своим отношением к делу. А на выездах постоянно жил в одной комнате с Владимиром Сапельниковым – 1956 год рождения, капитан, играющий тренер. Это показатель. Значит, его уважали. Вот еще момент. Мы его звали почему-то не Леней и не Леонидом, а Лешей.

– Взрослая команда. Кто-то киряет…

– Это больше всего проявлялось на сборах. Но дело даже не в выпивке. Он соблюдал режим. Если в девять вечера зайдешь к нему – готовится ко сну. Серьезно! Лежит, читает что-то… А в десять – отбой, свет в его комнате уже выключен.

– Какие-то случаи…

– Мы поехали на выезд в Азербайджан: Кировоград и Казах. За две игры нам били семь пенальти! В Кировобаде – четыре, в Казах – три. Леня один отбил… Понюхал пороха в восемнадцать лет. Поэтому, когда его «Олимпия» позже стала играть во второй лиге, он уже был готов к не совсем адекватному судейству.

А вот, что рассказал мне о себе как футболисте сам Леонид Слуцкий:

– Я и во дворе всегда стоял на воротах. Я даже не знаю, почему… Наверное, действительно мне было в воротах легче – в поле получалось хуже. Ребенок выбирает то, где он ярче может проявить себя. Поступил в институт и начал играть в «Звезде» (Городище) – хорошая команда второй лиги. У нас зона была: Азербайджан, Грузия и наш волжский регион. Я из центра олимпийской подготовки один из первых попал в команду. В семнадцать лет меня взяли. Команда была возрастная – в отцы мне годились многие. Такие были серьезные жизненные университеты. Первый сезон в восемнадцать лет начал в основе, потом был вторым вратарем… Зарплата пятьсот рублей. Мама тогда заведующей получала сто тридцать. Все было нормально. Но потом случилась эта травма. Тогда она была несовместима с футболом. Я пытался вернуться в футбол, но не получилось – максимально мог, может быть, за какой-нибудь коллектив физкультуры выступать.

– Если бы не травма, могли бы стать хорошим вратарем?

– Сейчас, оценивая как тренер свои перспективы, максимально это был бы уровень первого дивизиона. Мне не хватало определенных физических качеств – быстроты, скоростно-силовых… Большим вратарем не стал бы, это точно.

– Когда были вратарем, какие-то упражнения дополнительные для себя придумывали – с таким то аналитическим складом ума?

– Очень много играл за счет позиции… Понимал, если физически не могу, то за счет мозгов компенсировать… Пытался усилить позицию. Это речь идет о тактике. А что касается упражнений – я был очень обязательный, слушал тренер, выполнял все, что он говорил. Не пытался задумываться о методике – семнадцать лет ведь было!

– Почему вас сравнивали с Моуринью?

– Меня начали сравнивать с Моуринью: вот, мол, человек, который не играл в футбол, а работает на таком уровне! Но Моуринью то вообще не играл, а я все-таки и в ДЮСШ играл, и на профессиональном уровне немного. Мне в Волгограде друзья, с кем играл во второй лиге, иногда говорят: «Мы детям в ДЮСШ рассказываем, что были сильными игроками и со Слуцким играли в одной команде. А ты на всех углах говоришь, что не играл в футбол! Дети спрашивают: «Вот вы одно говорите, а Слуцкий – другое». Я отвечаю им: «Понимаете, учитывая, какие у меня помощники в Москве – Полукаров, Шустиков, мне просто рот стыдно открывать, что я где-то играл!» Конечно, тот уровень, на каком я играл, просто не сопоставим с тем, что у огромного количества людей, что работают сегодня в футболе…

ничего не найдено

ничего не найдено

ничего не найдено


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

*