Виктор Хряпа: Звали «Химки» и «Локомотив», но ЦСКА – это мой дом

Капитан ЦСКА Виктор Хряпа в преддверии старта нового сезона рассказал, как провел отпуск, как видит свою работу в роли председателя профсоюза игроков, а также какие выводы должны последовать после провала сборной России на чемпионате Европы.

Источник: ПБК ЦСКА

— Если для многих сборников ЦСКА это лето было насыщено физической работой, то для вас оно выдалось непростым в эмоциональном плане. Долгое время неясность с контрактом, новая роль члена исполкома РФБ, обязанности, которые нужно осваивать. Было время просто расслабиться, не думать ни о чем, связанном с баскетболом?
— Начнем со сборников, в ЦСКА всегда много игроков, которых вызывают в национальные команды, на протяжении многих лет это 5–6 баскетболистов, поэтому их отпуск заведомо сокращается, — сказал Хряпа. — Это не секрет, поскольку ЦСКА всегда старается привлекать самых качественных игроков, это относится и к россиянам, и к иностранцам. Что касается меня лично, то поскольку я больше не выступаю за сборную, у меня было больше времени на отдых, чем у ребят. Отдыхал на месяц больше, чем остальные игроки, провел это время с семьей, но при этом параллельно решал свою дальнейшую судьбу. Строго говоря, вышло так: первая половина отпуска получилась попроще в эмоциональном плане, а во второй уже приходилось участвовать в переговорах по будущему контракту и больше думать о баскетболе и своем будущем.

— Правда, что у вас был вариант с «Химками»? Насколько была велика вероятность того, что перейдете в стан этого клуба или какого-то другого?
— Были предложения от двух российских клубов. Первое от краснодарского «Локомотива» — очень хорошее предложение, и от «Химок» тоже было достойное предложение, но как я уже неоднократно говорил, мы ждали предложения от моего родного клуба. Приоритет изначально был отдан ЦСКА. Несмотря на озвученные мной предложения, которые уже были у нас на руках, мы выждали паузу, чтобы клуб мог определиться, продлевают они контракт или нет. Как только решение было принято, нам понадобилось буквально пять-шесть дней, чтобы уладить все формальности.

— Еще в прошлом сезоне Димитрис Итудис говорил, что видит вас проводником своих идей на площадке и за ее пределами. А сами вы себя в каком качестве больше ощущаете — дипломата, который следит за атмосферой в раздевалке, или игрока, который ведет за собой партнеров в игре?
— Мне ближе второе, никогда не любил разговаривать попусту. Для меня всегда было проще на площадке делом показать, что нужно и как. Не только в плане игры, но и в плане характера, повести партнеров за собой. Все знают мой стиль игры, это не обязательно набор очков, главное нужно показать, что необходимо бороться. Бывают матчи, когда просто опускаются руки. Этого ни в коем случае нельзя делать. Как раз в такой ситуации личное присутствие и наглядный пример дает гораздо больше, нежели ты будешь долго объяснять, что нужно собраться. Все понимают, что нужно, все понимают, что тяжелый матч, но как это сделать, за кем потянуться в такой ситуации? Это не так просто, это такой важный эмоционально-психологический момент, который происходит в короткий срок, и если вовремя не включиться, упустить его, то можно проиграть.

— С большой долей вероятности это ваш последний контракт в профессиональном баскетболе. В связи с этим нет какого-то дополнительного давления? Все-таки карьеру наверняка хочется закончить на мажорной ноте, выиграть Евролигу и Единую лигу.
— Конечно, хочется выиграть Евролигу, а может даже и две. Тем более, мы ее уже давно не выигрывали. Да, были на разных стадиях, совсем близко и даже чуть дальше, но нам никак не удавалось этого сделать. Естественно, хочется победить, но сделать это не так просто, а заведомо нагружать себя психологически, думаю, нет смысла. Нужно действовать, исходя из имеющихся данных. На сегодня мы имеем боеспособную, укомплектованную команду, которая способна вести борьбу за трофей, как и в предыдущие сезоны. Понятно что все сезоны разные, но цель у нас все та же. Поэтому я стараюсь действовать поступательно, от матча к матчу, от стадии к стадии. На мой взгляд, это самая правильная тактика, поскольку по своему опыту могу сказать, если заранее начинать делить шкуру неубитого медведя, ничем хорошим это не заканчивается.

— Насколько неожиданным для вас было предложение стать членом исполкома РФБ? Какова была первая реакция, когда вам предложили занять эту должность?
— Как только Андрей Кириленко выдвинул свою кандидатуру на пост президента, сразу же стали вырисовываться примерные очертания того, как может выглядеть обновленный исполком, кто и в какой роли может выступать. Мне выпала роль представлять игроков. Андрей озвучил, что у игроков будет свой исполком, но пока это непросто сделать. Создать сам исполком, зарегистрировать его — это не проблема, но вот сделать так, чтобы он функционировал так, как он функционирует, к примеру, в НБА, очень тяжело.

Для полноценного функционирования у нас нет соответствующих спортивных законов, лига не такая большая, игроков не так много. Поэтому моя функция сейчас именно представительская. Поскольку я все еще действующий игрок, то имею возможность общаться с коллегами, выслушивать их предложения, замечания, идеи о том, как избавить баскетболистов от проблем, которые мешают им играть. Последние годы мы видим, что результаты сборной напрямую зависят от других проблем, не связанных с баскетболом. Это же встречается и в регулярном чемпионате. В данном случае речь идет о том, чтобы донести взгляд игроков на баскетбол до исполкома РФБ, представить на рассмотрение, а далее РФБ уже действует по стандартной схеме: голосует, решает, стоит ли внести какие-то изменения или нет.

— Вы упомянули об отсутствии спортивных законов. Я правильно понимаю, что трудности, возникшие на начальной стадии формирования этого профсоюза игроков, лежат больше в юридической плоскости?
— Они лежат в той плоскости, что на деле не будет исполняться то, что будет написано на бумаге. Я легко могу создать исполком, зарегистрировать его, говорить всем, что я его председатель, но если он ничего не будет делать, какой толк от этого? Мне больше хочется, чтобы были действия, которые были бы полезны игрокам. Пускай это не будет называться исполкомом, пускай это будет представитель, неважно. Главное, чтобы баскетболисты понимали, что они могут обратиться, и их вопрос будет услышан, рассмотрен. Не будем далеко ходить за примером. Буквально на днях всплыла тема с недопуском московского «Динамо» до матчей суперлиги. Очередной виток этой истории, и вот как в такой ситуации быть игрокам, что делать? На сегодня я знаю, и в прессе об этом писали, что до тех пор, пока не будут погашены долги, команде нельзя будет заявляться даже в низшую лигу. Раньше в аналогичной ситуации «Динамо» ничто не мешало заявляться в низшие лиги, команде делали поблажки. На этот раз, мне кажется, этого уже не будет. Нужно нести ответственность за свои поступки.

— То есть ситуацию с «Динамо» можно назвать первыми плодами работы Кириленко в новом качестве?
— Мне кажется, ситуация была взята под контроль, и когда в очередной раз встал вопрос, касающийся «Динамо», то та ситуация, которая тебе не нравилась, когда ты был игроком, ты не можешь пропустить ее мимо, закрыть на это глаза. Ты понимаешь, как игрок чувствует себя в этой ситуации, насколько он не защищен. Он не знает, куда обратиться. И даже если обратится, не знает, будет ли услышан. В данном случае все наоборот. Я надеюсь, что все удачно сложится для игроков, что «Динамо» погасит долги перед ними, и дальше клуб сам будет решать свою судьбу.

— Итоги Евробаскета показали, насколько конечный результат может зависеть от качества административной работы. Результат того, что Россия может не получить даже шанса на проведение квалификационного турнира, восприняли по-разному. Одни говорят, что лучше так, пусть новое поколение спокойно готовится к Евробаскету-2017, другие сетуют на то, что отсутствие опыта таких турниров, как Олимпиада, априори губителен. Вы себя к какому лагерю можете причислить?
— А я не могу себя причислить ни к какому лагерю, поскольку этот вопрос относится к категории, где нет ни выигравших, ни проигравших. Оба лагеря по своему правы, и нужно исходить из того, что мы имеем на сегодняшний день. Во-первых, насколько велика вероятность того, что мы получим эту квалификацию? Все говорят, что мы хотим, мы готовы, мы сделаем, но реальных шансов никто не знает. А решение надо принимать в кратчайшие сроки. Если не ошибаюсь, заявку надо подать до 6 октября. Естественно, если вопрос стоит просто — стоит выступать или не стоит — то, конечно, стоит. Но люди, которые говорят, что стоит, рассуждают только с этой точки зрения. Их не волнует, что нам ее не дают, что нужно внести существенный взнос, предоставить условия для ее проведения, нужно ее провести. И еще что нужно?

— Выиграть…
— Ааа, так еще и выиграть ее надо! Поэтому есть еще масса важных деталей, помимо вопроса ехать или не ехать. Если бы все было так просто, то, конечно, я бы ответил — ехать. Если же у нас не будет возможности попасть в Рио, тогда нужно использовать это время на развитие игроков, на построение команды, чтобы ребята подошли к турнирам на пике форме и достойно представили страну.

— Иными словами, нужно попытаться из любой ситуации извлечь максимум пользы.
— Конечно, еще не забывайте, что помимо названных условий, есть еще и санкционный вопрос. То есть мы не можем просить квалификационный турнир наравне со всеми. Это выглядит примерно следующим образом: снимите с нас санкции и дайте квалификацию, тогда как другие просто просят квалификацию. Все не так просто.

ничего не найдено

ничего не найдено

ничего не найдено


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

*